вторник, 14 января 2014 г.

Юкио Мисима (Камитакэ Хираока) (14.01.1925 - 25.11.1970 ) - японский писатель.



Юкио Мисима,  настоящее имя Кимитакэ Хираока,    — японский писатель и драматург. Яркий представитель второй волны послевоенной японской литературы, продолжатель традиций японского эстетизма. Трижды номинировался на Нобелевскую премию, считается одним из наиболее значительных японских писателей второй половины ХХ века. В 1988 году в память о писателе издательством «Синтёся» была учреждена премия имени Юкио Мисимы.
Рождённый в 1925 году Юкио Мисима был сыном высокопоставленного военнослужащего, получил прекрасное образование, однако большую часть детства провёл с деспотичной бабушкой, поэтому вырос зажатым и нелюдимым. Но его характер изменился после поездки в Грецию, которая изменила его жизнь. Он вернулся оттуда патриотом своей страны. Очень хотел попасть на войну, но ему это не удалось, поэтому он стал работать на фабрике и в свободное время занимался литературной деятельностью. До конца своих дней Мисима оставался верен Императору. 25 ноября 1970 года Юкио и его соратники попытались поднять военный мятеж. Вооруженные мечами, они ворвались на одну из токийских военных баз, захватили коменданта и потребовали собрать солдат. Стоя на крыше. Мисима произнес десятиминутную речь, призывая напасть на парламент и защитить императора. Но его никто не слушал. Спустившись с крыши, Мисима сел на колени и совершил харакири старинным мечом XVIII века. 
Цитаты:

Золотой храм (1956)

  •  
Прошлое не всегда тянет назад. В нем рассыпаны немногочисленные, но мощные пружины, которые, распрямляясь, толкают нас в будущее.
  •  
<…> мужество может быть двояким: то, с которым мы принимаем жизнь, как она есть, и то, которое помогает нам бороться с обстоятельствами, причем оба они — две стороны одной медали.

Патриотизм

  • Когда поручик довел лезвие до правой стороны живота, клинок был уже совсем не глубоко, и скользкое от крови и жира острие почти вышло из раны. К горлу вдруг подступила тошнота, и поручик хрипло зарычал. От спазмов боль стала еще нестерпимей, края разреза разошлись, и оттуда полезли внутренности, будто живот тоже рвало. Кишкам не было дела до мук своего хозяина, здоровые, блестящие, они жизнерадостно выскользнули на волю. Голова поручика упала, плечи тяжело вздымались, глаза сузились, превратившись в щелки, изо рта повисла нитка слюны.

Введение в Хагакурэ

  • Японцы — это люди, которые в основе своей повседневной жизни всегда осознают смерть. Японский идеал смерти ясен и прост, и в этом смысле он отличается от отвратительной, ужасной смерти, какой она видится людям Запада… Японское искусство обогащает не жестокая и дикая смерть, а, скорее, смерть, из-под ужасающей маски которой бьет ключ чистой воды. Этот ключ дает начало многим ручейкам, которые несут свою чистую воду в наш мир.

четверг, 2 января 2014 г.

Марина Бородицкая


Marina Boroditskaya.jpg


                        Мне Пушкин обещал, что день веселья                  
Настанет. Он сказал: «Товарищ, верь!»
И верили ему в лесах тамбовских
Все волки, на скрипучей Колыме –
Невольники, толпой во тьму влекомы…
Мне тоже Пушкин никогда не врал.

Вот только нужно запастись терпеньем,
И грифельными досками, и мелом,
И книжками, в которых есть картинки,
И книжками, в которых нет картинок, –
Чтоб дети на обломках самовластья
Хоть что-нибудь сумели написать.